Ветхозаветная Пасха и пасхальная трапеза.

 

Пасха исхода.

 

Название праздника.

За словом «пасха» в оригинале Ветхого Завета стоит слово [пéсах] (русская форма заимствована из греческой Септуагинты — πασχα). Древнееврейское слово  [пéсах] буквально означает — «перескочить через что-то», «миновать, обойти что-то», «оставить нетронутым». Таким образом, пасха — это прохождение мимо и пощада. В Библии это слово означает, с одной стороны — праздник (Пасху) установленный в память об избавлении еврейских первенцев от смерти и об освобождении Израиля от египетского рабства, а с другой — праздничную жертву, (пасхального) агнца. Это связано с тем, что когда Ангел смерти в Египте поражал первенцев (от первенца фараона до первенца узника, а также «все первородное из скота»), он не затронул дома евреев (прошел мимо, песах), двери которых был окроплены кровью жертвенного агнца (Исх.12:13). Смерть прошла мимо их. И защитила Израильтян от смерти кровь пасхального агнца. Тем самым путь для исхода был открыт. И они освободились от египетского плена. Об этом событии и должна была напоминать евреям ежегодно празднуемая Пасха.

 

История праздника.

Египетский фараон не пожелал отпустить порабощенный народ израильтян в пустыню даже после того, как Бог, чтобы сломить его упорство, наслал на египтян девять казней. И тогда Моисей объявил фараону о последнем, самом тяжелом наказании — о смерти всех египетских первенцев (Исх.11:4-6). Эта кара должна была вынудить фараона отпустить израильтян из страны (ст.8).

 

Конечно, читая о десяти египетских казнях, невольно думаешь, а не было бы проще и разумней и гуманней убить фараона, чем посылать на египтян столь ужасные казни. Но здесь нужно помнить, что Бог видит и знает больше нас, Он мудрее нас. Он видит и знает все и поступает безошибочно. Все эти казни имели огромное спасительное значение. Казни египетские были как бы нападением на богов Египта. «Над всеми богами Египетскими Я произведу суд» — говорит Господь (Исх.12:12). Бог показал евреям и египтянам Свою силу, но главное бессилие и ничтожество египетских богов. Эти казни показывают Кто на самом деле Бог, которому должны служить народы (ср. Исх. 6:7; 7:5, 17; 8:22; 10:2; 14:4, 18). «Вы покланяетесь Нилу, вы считаете, что зависите от него». И Бог как бы поражает его, делая воду красной как кровь. «Вы покланяетесь Ра (солнцу), вы считаете, что зависите от него». И Бог как бы поражает его, превращая день в ночь. Все эти казни низвергают с пьедесталов египетских богов.

 

И вот наступает самое страшное десятое наказание. К этому дню евреи должны были тщательно подготовиться, что означало для них одновременно и испытание веры (Евp.11:28). Начиная с 10-го дня месяца авива (первый месяц еврейского календаря (Исх.12:2), соответствующий марту/апрелю, означающий месяц колосьев т.к. в этом месяце начинает колоситься хлеб; впоследствии (после вавилонского плена) названный нисан — месяц цветов),  каждый глава дома должен был позаботиться об агнце — годовалом, без изъянов, ягненке (детёныш овцы) или козленке — для своей семьи (Исх.12:3,5). Если семья была слишком мала и не могла съесть агнца целиком за один раз, она должна была присоединиться к соседней семье, чтобы число участников трапезы оказалось достаточным, не меньше десяти (ст. 4). Агнца следовало забить 14 авива «под вечер» (букв. «в сумерках»), т.е. между заходом солнца и наступлением темноты (Исх.12:6; Лев.23:5; Чис.9:3,5,11; сp. Втоp.16:6). Пучком иссопа следовало помазать кровью агнца оба косяка и перекладину дверей каждого еврейского дома, после чего никто не имел права выходить за дверь (Исх.12:7,22).

 

Агнца следовало запечь (зажарить) целиком (на вертеле) — с головой, ногами и внутренностями (сердцем, почками, печенью, легкими; всё несъедобное естественно вынималось); нельзя было сломать ни одной кости, запрещалось есть мясо сырым или в вареном виде (Исх.12:8,9; ср. Втоp.16:7 и 2 Паp.35:13). Готовить пасхального агнца следовало в доме (во дворе дома). Мясо агнца надо было съесть в ту же ночь с опресноками (мацой) и горькими травами (лук, чеснок, хрен, петрушка и т.д.) (Исх.12:8). Кроме того, все участники трапезы должны были быть готовы немедленно отправиться в путь, поэтому пасхального агнца надо было есть стоя с «препоясанными чреслами, обутыми, с посохом в руках и с поспешностью» (ст. 11). Все остатки пищи следовало сжечь (ст. 10).

 

И вот ночью каждый дом в Египте не отмеченный знаком крови агнца, от фараона до последнего раба, постигло страшное горе – смерть первенцев от человека до скота. Перворожденный сын был у египтян в особой чести – он считался принадлежащим богу и священником в семье. Но больше всего этот удар поразил фараона. Ведь он считался воплощением бога, сыном бога Ра, а его старший сын был наследник престола, и тоже почитался богом. И вот в девятой казни был побежден «отец» фараона, солнечный бог, а теперь его сын наследник престола. После этого фараон не то что отпускает евреев, он их прогоняет из Египта.

   

Пасха эпохи Иисуса Христа.

Праздник Пасхи, именуемый также праздник опресноков; а в настоящее время у иудеев еще и праздник свободы; праздник весны; имел историческое значение. Он напоминал об избавлении еврейских первенцев от смерти и об освобождении Израиля от египетского рабства. Пасха была одним из трех великих и заповеданных в Исх.34:23, обязательных для всех иудеев праздников. К ней относились также как к субботе. Кроме Пасхи обязательными были также Пятидесятница (евр. Шавуот – установлен в память о заключении с Богом Завета)  и праздник Кущей (евр. Суккот – установлен в память 40-а летнего странствия по пустыни). Первоначально в Библии название «Песах» относилось только к вечеру с 14-го на 15-е нисан. Остальные 7 дней составляли праздник опресноков (Исх.34:18). Но на практике оба праздника слились, и в позднейшем употреблении (в I в. по Р.Х.) название «Песах» было распространено на все 8 дней от вечера 14-го до 21-го числа месяца нисана (Иосиф Флавий Древн. II, 15, 1). А «днем опресноков» стали называть не только день Пасхи, но и канун её, т.е. 14 нисан (Мк.14:12), когда в доме уже не должно было быть ничего квасного, и положено было готовить опресноки (следовательно, дней праздника опресноков было не 8, а 9).

 

Пасху (то есть пасхального агнца) можно было есть только на святом месте (Втоp 16:5-7). Во времена царя Иосии (639-609 гг. до Р.Х.) пасхальная трапеза совершалась во дворе храма. Позднее, когда народ перестал вмещаться там, её разрешено было вкушать в пределах Иерусалима, а в I веке и в близлежащих к нему городах и деревнях, в том числе в Вифании и в Виффагии. На праздник Пасхи в Иерусалим обязаны были приходить все взрослые иудеи мужского пола, жившие в радиусе 25 км от Иерусалима, но приходило намного больше людей. Число паломников в Иерусалиме могло составлять около трех миллионов. Все остальные иудеи, жившие далеко от Иерусалима мечтали вкусить хотя бы раз в своей жизни Пасху.

 

На время Пасхи паломники получали бесплатно кров и пищу. Местные жители обязаны были предоставить паломникам свободные комнаты или хотя бы позволить проводить пасхальную трапезу во дворе или на крыше дома. Часто в одной комнате собиралось по нескольку групп. Деньги за помещение брать не разрешалось, но хозяевам в виде компенсации обычно оставлялись шкуры убитых животных и сосуды от трапезы. Бедняки, у которых не было денег, получали специальную помощь на приобретение всего необходимого. Кроме того, считалось очень богоугодным пригласить к себе на праздник неимущих.

 

В период Пасхи во время Иисуса люди были очень разгорячены. Воспоминания об избавлении из египетского плена вызывали у людей мысли и желания о новом избавлении от Рима. Поэтому на время Пасхи в Иерусалим из Кесарии вводили особые отряды и размещали их в крепости Антония, возвышавшейся над храмом. Римляне понимали, что во время Пасхи всякое может случиться и они не хотели допустить этого.

 

Еврейский священный календарь является лунно-солнечным, благодаря этому каждая календарная дата всегда приходится не только на один и тот же сезон года, но и на одну и ту же фазу луны. Поэтому по отношению к Григорианскому календарю он плавает. Месяцы начинаются только в новолуние, как и Еврейский Новый год. С исходом из Египта началась для евреев новая жизнь, ознаменованная целым рядом милостей Господних к Своему народу. Воспоминание об этих событиях и составляет содержание священного еврейского календаря. И так как первое из благодеяний — изведение из Египта падает на месяц авив названный впоследствии ниссан, то он и считается первым месяцем в году. Еврейская Пасха — всегда в полнолуние в начале весны с 14 на 15 нисан. По иудейскому священному календарю день начинается с вечера, поэтому праздник Пасхи начинался с заходом солнца (это в 6 часов вечера), перед первым полнолунием после дня весеннего равноденствия (время в году, когда продолжительность дня и ночи одинакова (20-21 марта по Григорианскому календарю)).

 

В продолжение же всех дней Песах запрещено было не только есть квашеное, называемое по-еврейки [хамéц] (бук. заквашенное, квасное), но и держать таковое в своих домах. Поэтому к Пасхи (к полудню 14 нисан) иудеи удаляли все заквашенные продукты. К ним относится любое мучное блюдо (из любой муки), при приготовлении которого в тесте произошел процесс брожения. Этот процесс происходит естественным образом, если тесто долго выдерживается, или с помощью дрожжей и закваски (евр. [сеор] – основательно скисшееся тесто). Сюда относятся и напитки содержащие солод (продукт сделанный из проросших и смолотых злаков) — пшеничная водка, пиво, виски, квас. В настоящее время, хотя Талмуд требует ликвидации кусков хамец размером крупнее оливы, многие вычищают хамец до последней крошки. Поэтому религиозные еврейские семьи обычно проводят недели до праздника в интенсивной домашней уборке. Параллельно семья старается доесть к началу праздника все наличные запасы хамец. После наступления темноты с 13 на 14 нисана, т.е. в вечер предшествующий кануну Пасхи проводился обряд – поиск квасного (евр. [бдикат хамец]). Глава семьи читает специальное благословение «о ликвидации хамец», берет зажженную свечу (иногда еще и ложку с пером) и обыскивает дом в поисках закваски. Существует также традиция перед поиском прятать в доме тщательно завёрнутые в алюминиевую фольгу или пластиковую плёнку хамец чтобы формальный поиск стал действительным отыскиванием. После полудня 14 нисан (время начала принесения пасхальной жертвы в храме) и до 21 нисан из мучного разрешено есть только пресный хлеб, мацу (из муки, тщательно охраняемой от влаги), да и то только ту на приготовление которой ушло не более 18 минут. Если канун праздника приходится на субботу, то все квасное следует уничтожить до наступления субботы, оставляя лишь самое необходимое для субботних трапез. За употребление в пищу хамец и за присутствие его в доме (превышающего размер оливы) в пасхальные дни закон угрожает строгим наказанием.

 

После полудня 14 нисан совершалось жертвоприношение пасхального агнца. Все собирались к храму, и каждый глава семьи (или тот, кому он это поручал) участвовавший в богослужении, приносил в жертву своего собственного агнца, совершая как бы свое жертвоприношение (Заклание пасхальной жертвы поручалось обыкновенному простому израильтянину, не священнику. Это объясняется тем, что, ввиду огромного количества пасхальных жертв, священники не могли бы справиться со своей работой. Иосиф Флавий говорит ο количестве свыше 250 000 агнцев, закалавшихся в тот день.). Пасхальный агнец должен был быть без недостатков, поскольку он являлся прообразом безгрешного Иисуса Христа. Заклание было обставлено большой торжественностью. Народ по очереди входил в храмовый двор и как только его наполнял, двери закрывались, об этом извещали тремя трубными звуками. Священники становились рядами, имея в руках серебряные и золотые блюда; у одного ряда исключительно серебряные, а у другого — золотые. Израильтянин резал, а священник принимал кровь и передавал ее соседу, а тот — рядом стоящему и т. д. Кровь выливали к подножию жертвенника всесожжения. Первая группа выходила, и входила следующая. При этом левиты пели Халлель (псалмы 112-117). Агнца уносили домой, и лишь только смеркалось его жарили на открытом огне на вертеле из гранатового дерева. После разрушения Храма и по настоящее время жертвы уже не приносятся, поэтому на центральном блюде современного пасхального ужина иудея агнца символически представляет зро́а — жареная баранья голень или куриное крыло или ножка, и сваренное яйцо, которые не употребляются в пищу.

 

Итак, пасхальная трапеза должна была напомнить евреям последнюю ночь их в Египте перед исходом из него. Символика пасхального обряда была следующая.

  1. Во-первых агнец напоминал иудеям о том, как их дома были защищены знаком крови агнца, когда ангел смерти проходил по Египту. И через это они освободились от египетского рабства.
  2. Во-вторых, опресноки напоминали им о хлебе, который они ели в спешке, когда уходили из египетского рабства. Тогда израильтянам пришлось бежать из Египта так поспешно, что у них не было времени испечь хлеб из квашенного теста (Исх. 12,34). Также это символически напоминает очиститься от египетской примеси, «закваски».
  3. Чаша соленой воды напоминала им о слезах, пролитых в Египте и о водах Красного моря, через которое они чудом прошли от опасности.
  4. Горькие травы (евр. [маро́р]) – лук, чеснок, тертый хрен, петрушка, листовой салат и т.д. В течение Cедера в различные моменты ритуала предписывается попробовать горькую зелень. Марор напоминает горечь рабства в Египте.
  5. Паста или мастика (по-еврейски [харосет] или [харошеф]) из яблок, фиников, гранатов и орехов (к которой прибавляют немножко вина и обсыпают имбирем), этот густой фруктовый соус напоминал иудеям о глине, из которой они делали кирпичи в Египте.
  6. Четыре чаши вина (смешанных с водой) или виноградного сока (для детей и недомогающих), которые выпивали на определенных этапах праздника, должны были напоминать им о четырех великих обетованиях в Исх.6:6-7

«Я выведу вас из-под ига Египтян,

И избавлю вас от рабства их,

И спасу вас мышцею простертою и судами великими.

И приму вас к Себе в народ и буду вам Богом».

 

Итак, центральным моментом Песах был пасхальный ужин, называемый по-еврейски [се́дер-песах], или просто [се́дер] (бук. — порядок, чин, потому что совершался по особому чину). Ее участниками могли быть только здоровые, обрезанные и ритуально чистые. Первую Пасху времени Исхода ели стоя (Исх.12:11), что было признаком спешки, знаком того, что они, иудеи, были рабами, бежавшими из рабства. В эпоху Иисуса Христа Пасху уже вкушали лёжа за столом – это было признаком свободного человека, имевшего свой дом и свою страну. В настоящее время её едят сидя за столом. Проведение Седера тщательно регламентировано и состоит из множества элементов. Все происходило в таком порядке:

 

1. В начале трапезы читали молитву Киддуш (освящение, посвящение), освящавшую праздник — это выделяло пасхальную трапезу из прочих обычных трапез. Затем наливали первый бокал вина, называвшийся чашей Киддуш. Глава семьи (или трапезы, если несколько семей) поднимал чашу и читал положенное благословение (евр. [берахот] — молитва прославляющая Бога) над вином. Евангелисты не уточняют эти молитвы, но ученые предполагают, что они не отличаются особенно от обычных еврейских застольных благословений. B Мишне даны такие молитвы, например, благословение праздника: «Благословен … избравший нас из всех народов, и возвысивший нас над всеми языками, и освятивший нас Своими заповедями…»; благословение над вином: «Благословен Ты,Господи Боже наш, Царь вселенной, создавший плод виноградной лозы…». На эти молитвы присутствовавшие должны были ответить «Аминь!» (это знак того, что благословение произнесено также от их имени и при их полном согласии). И все пить это вино. Но не из одной чаши, у каждого была своя. Правда, глава застолья, хозяин, мог свою чашу, над которой было произнесено благословение, предложить какому-нибудь одному участнику вечери, тому, которого он хотел особенно почтить.

 

2. После этого следовало первое омовение рук (оно совершалось трижды и в разные моменты).

 

3. Глава семейства брал ветки петрушки или листы салата или перышка лука, опускал в чашу с соленой водой и подавал их прочим членам семейства. Положено хоть немножко этой зелени съесть. Лист зелени символизировал иссоп, которым в Египте мазали кровью косяки дверей, а соленая вода, как мы уже упоминали прежде, символизировала слезы, пролитые в Египте, и воды Чермного моря, через которые безопасно прошел Израиль.

 

4. Далее шло преломление хлеба. На столе лежали три пресных хлеба (один на другом). Глава вечери брал средний, разламывал на две части, половину его отлагали до конца вечери (эта половина называлась афигомон), а остальной хлеб (без афигомона) на блюде поднимал и произносил два благословения: «Благословлен Ты, о Господи, Бог наш, Царь вселенной, рождающий производящий все из земли…» и «Благословлен будь Ты, Отец наш небесный, дающий нам хлеб насущный днесь…». Потом хлебпреломлялся на маленькие кусочки и раздавался присутствующим со словами: «Это горький хлеб, который праотцы наши ели в земле египетской. Пусть каждый, кто голоден, приходит и ест. Пусть нуждающиеся приходят и проводят с нами Пасху» (Сегодня при праздновании в иных землях и странах добавляется знаменитая молитва: «Ныне мы проводим его здесь, а в будущем году – в земле Израиля. Ныне мы рабы, в будущем году – свободные»). Этот кусочек положено было съесть. И это должно было напомнить иудеям о горьком хлебе, который они ели в Египте, и то, что рабы никогда не могли съесть целый каравай хлеба, а лишь краюшку. Ритуал Седера предусматривает за вечер несколько моментов, в которые съедается маца.Заповедь предписывает съесть на Седере по меньшей мере один кусок мацы размером с оливку.

 

5. Затем следовал пересказ истории избавления, называемой Хаггада (объяснение). Наливали второй бокал вина, и младший из присутствующих должен был спросить, почему этот день так отличается от других и для чего все это делается, после чего глава семьи и дома должен был рассказать или прочитать всю историю Израиля вплоть до избавления из Египетского рабства, в память чего и праздновалась Пасха. Потом поднимается вторая чаша со словами: «Мы должны благодарить, хвалить, славословить…». Чаша опускалась и вновь поднималась, но еще не пилась.

 

6. Затем пели так называемые Аллилуйные псалмы 112 и 113. Псалмы 112–117 у евреев всегда назывались Халлел – песни восхваления Бога. Эти псалмы в Православном Богослужении поются за праздничным полиелеем:

 

«Аллилуия.

Хвалите имя Господне, хвалите рабы Господа.

Да будет имя Господне благословенно

отныне и вовек.

От восхода солнца до запада

Славно имя Господне».

 

7. После этого выпивали вторую чашу вина. Она называлась чашей Хаггада.

 

8. Все присутствующие второй раз омывали руки и готовились к трапезе.

 

9. Произносили благословение: «Благословлен Ты, о Господи, Бог наш, Царь вселенной, рождающий все из земли. Благословлен Ты, о Боже, освятивший нас заповедями и позволивший нам есть опресноки». После этого участникам давались маленькие кусочки опресноков. Между кусками опресноков клали горькие травы (напр., хрен), обмакивали все это в харосет и ели. Это называлось сои и было напоминание о рабстве и о кирпичах, которые когда-то заставляли делать иудеев.

 

10. Теперь начиналась собственно трапеза. Агнец должен был быть съеден весь до полуночи. Все остатки нужно было сжечь и не употреблять в обычной трапезе. Пасха не раздавалась порционно каждому члену в отдельности, ее ели сообща, и каждый брал себе, сколько хотел, но должен был съесть кусок величиной не меньше оливы.

 

11. Руки омывали еще раз.

 

12. Разделялся и съедался оставшийся хлеб — афигомон.

 

13. Произносили благодарственную молитву с просьбой о пришествии Илии, вестника Мессии, после чего выпивали третью чашу вина, называвшуюся чашею благословения. Чашу эту благословляли следующими словами: «Благословен Ты, Бог наш, Царь вселенной, создавший плод вина».

 

14. Пели вторую часть Псалмов Халлел – Псалмы 114-117.

 

15. Выпивали четвертую чашу вина и пели Пс.135, известный как великий Халлел.

 

16. Возносились две короткие молитвы. И на этом заканчивался пасхальный Седер.

 

 

  Перейти на: Информация для прихожан

 

 

 

 

Просмотры (501)