Установление и содержание таинства Евхаристии.

 

Установление и содержание таинства Евхаристии.

В последнюю ночь перед Своей крестной смертью на праздничной и в тоже время прощальной трапезе Господь Иисус Христос установил таинство Евхаристии. В христианской традиции эта трапеза именуется «Тайная Вечеря». «Вечеря» буквально ужин, а «тайным» он называется, потому что на нем было установлено таинство Тела и Крови.

 

Тайная Вечеря корнями своими уходит в ветхозаветный пасхальный ужин, который совершался по особому чину, а потому и назывался по-еврейски [Сéдер] – порядок, чин. Именно на нем Христос установил Свое Таинство, его Он преобразовал в Евхаристию.

 

Что праздновалось в день ветхозаветной Пасхи, о чем напоминалось на пасхальной трапезе?!

  1. Пасхальный ужин напоминал евреям их рабскую жизнь в Египте, их последнюю ночь в нем перед исходом из него, спасение от смерти первенцев и освобождение от рабства. По-сути в ту ночь произошло спасение еврейского народа, ведь фараон хотел уничтожить его. Итак, первое – это спасение от смерти, рабства и уничтожения.
  2. Выйдя из Египта, евреи заключили с Богом Завет, вошли в особые отношения с Ним, стали Его народом, избранным Богом. Поэтому, второе — чествуя в празднике Пасхи историческое событие исхода из Египта, народ израильский вместе с тем праздновал и свое избрание в народ Божий, свое возрождение (Исх.19:4–6).
  3. Во время этого ужина иудеи ели агнца, смертью которого, кровью которого они были спасены и получили новую жизнь: благодаря ему они были освобождены от рабства и смерти; благодаря ему они заключили Завет с Богом, вошли  в особые отношения с Ним.
  4. Вспоминая старое, они одновременно готовились к новому. Ветхий Завет – все его заповеди и предписания, и в частности эта пасхальная трапеза подготавливали людей к пришествию Мессии. Агнец этой трапезы прообразовывал Мессию, т.е. наглядно указывал на то, что будет в будущем, подготавливал к этому (поэтому, кстати, агнец должен был быть непорочным, т.к. прообразовывал непорочного Иисуса Христа). С приходом Мессии должен был наступить Новый Завет. Об этом предсказывали ветхозаветные пророки. Великий пророк Моисей говорил: «И сказал мне Господь: …Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему; а кто не послушает слов Моих, которые Пророк тот будет говорить Моим именем, с того Я взыщу» (Втор.18:17-19). Пророк Иеремия говорит об этом так: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут моим народом» (31.31-33).

И вот пришел Мессия и пришло время Его крестной смерти, т.е. заклание Этого Божественного Агнца, а значит  упразднение ветхозаветной Пасхи и начало новой жизни. И на кануне Своих крестных страданий, за пару часов до ареста (Мф.26:26-28, Лк.22:19-20) Христос совершает трапезу Нового Завета, но непосредственно после завершения ветхозаветной пасхальной трапезы. Совершив последнюю Пасху ветхозаветную в положенный день и час*, Христос совершает новую Пасху и заповедует Своим ученикам совершать теперь её, и теперь уже воспоминать о Нём. Он провозглашает наступление Нового Завета, нового союза Неба и земли, вхождение людей в новые отношения с Богом. Говорит, что этот Завет заключается ценой Его крови, благодаря Его жертве. Разломив хлеб и подав чашу Он сказал: «Это Мое тело и Моя кровь», и предложил ученикам вкушать Его спасительные тела и кровь под видом хлеба и вина.

 

*Что же касается противоречия, на которое указывает Иоанн (18:28), что иудеи не хотели войти к Пилату в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть Пасху, из чего некоторые делают вывод, что Христос совершил Тайную Вечерю накануне ветхозаветной пасхи, то это объясняют тем, что под Пасхой разумеется здесь не самый день Пасхи, а продолжение его, вкушение праздничных жертв (хагига) и проч., для участия в чем также требовалось избегать осквернения, как и для вкушения Пасхи.

 

Установление таинства Евхаристии описано в трех синоптических Евангелиях (Мф.26:17-30; Мк.14:12-26; Лк.22:7-39) и у ап. Павла (1Кор.11:23-25). О содержании таинства Евхаристии подробнее всего говорится в Евангелии от Иоанна (6:25-58).

 

1. Евангелисты не говорят ничего о ходе законной вечери, не упоминают агнца, но это подразумевается (далее жирным шрифтом выделены те места в  повествованиях о Тайной Вечери, которые указывают на совершенный Иисусом и Его апостолами  Сéдер).

 

«Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня… опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня… И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего. И, воспев, пошли на гору Елеонскую»  (Мф.26:20-30; Мк.14:26).

 

«И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк.22:14-20).

 

 «Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть Новый Завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание» (1Кор.11:23-25).

 

Итак, еще до установления Христом таинства Евхаристии, Он и Его апостолы ели пасху («когда они ели» — Мф.26:21,26; Мк.14:22; «Иисус… сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху» — Лк.22:15), то есть пасхального агнца. Пили вино — первая чаша у евангелиста Луки (22:17) — чаша ветхозаветная, а Евхаристическая чаша была преподана апостолам «после вечери» (Лк.22:20; 1Кор.11:25), то есть в конце Седера. Макали в блюдо с соусом (Мф.26:23; Мк.26:23; Ин.13:26), что указывает на хлеб, зелень и, конечно же, харосет. Пели Халлель («воспевши, пошли» — Мф.26:30; Мк.14:26).

 

Хлеб, который Иисус преложил в Свое тело, вероятно, был так называемым афигомоном.  Правда заметим, что в оригинале Нового Завета во всех четырех Евангелиях и у ап. Павла, когда говориться о Евхаристическом хлебе то употребляется слово [áртос] – «квасной хлеб», «поднявшийся хлеб», «вскисший хлеб», а не [áзимон] – «хлеб пресный», «опреснок», «хлеб без закваски». Чашей Евхаристической стала, скорее всего, третья чаша Седера – называвшаяся чашею благословения и связанная с Мессией: ее пили после произнесения благодарственной молитвы с просьбой о пришествии Илии, вестника Мессии.

 

2. На Тайной Вечери не только древнееврейская Пасха, но и сам Ветхий Завет упразднился, заменяясь Новым (новыми отношениями с Богом): «сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф.26:28; Мк.14:24); «сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк.22:20; 1Кор.11:25); сие «есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин.6:51).

 

В древности все договоры и союзы всегда заключались через пролитие крови. Обычно приносилась жертва Богу, как бы Бог призывался в свидетели. Закланное животное либо разрубалось пополам, и договаривающиеся стороны проходили между рассеченными частями (как в Быт.15.9-18), либо кровью жертвенного животного просто окроплялись стороны заключающие завет (ср.: «Вот кровь завета, который Господь заключил с вами» — Исх.24.8). Даже когда заключался братский договор, двое становились побратимами, хотя жертва Богу не приносилась, но кровь все равно проливалась: они делали надрезы на своем теле и смешивали свою кровь. Кровь, как символ жизни, свидетельствовала о том, что стороны заключающие завет жизнью клянутся хранить верность завету.

 

В пасхальную ночь в одном из домов Иерусалима Иисус заключает такой Завет между Богом и двенадцатью учениками, представляющими весь Израиль, весь народ Божий, причем Он Сам является Жертвой, скрепляющей его. Но главное: цена Нового Завета – кровь Спасителя; цена нашей вечной жизни – жизнь Спасителя. А цель этой величайшей и неслыханной Жертвы – прощение грехов, единение с Богом, обретение вечной жизни: «ядущий хлеб сей будет жить вовек» (Ин.6:51,58), «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин.6:56).  А раз все причащающиеся соединяются со Христом, то значит соединяются через Христа и друг с другом: «Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба» (1Кор.10:16-17). В Евхаристии Христос соединяет нас между собой и соединяет с Самим Собой. Таинство трапезы — это таинство единства с Богом и людей между собой. В этом Таинстве осуществляется молитва Христова: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин.17:21). Осуществляется цель жертвы Христовой. Осуществляется цель христианской жизни – единение с Богом, обожение. И все это является плодом неизреченной любви Божией к человеку (Ин.3:8).

 

3. С древних времен, особенно на востоке (как у иудеев, так и у язычников), хлеб и вино всегда были символами жизни и радости, а вкушения их с кем-то еще и символом единства. Напр., пророк Давид говорит: «Ты произращаешь траву для скота, и зелень на пользу человека… и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека» (т.е. вино веселит сердце, а хлеб поддерживает жизнь) (Пс.103:14,15). Мелхиседек — царь и первосвященник Салима, встретил Авраама с хлебом и вином (Быт.14:17-20). А в книге Притч Премудрость Божия обращается к людям со словами: «идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное» (Прит.9:5).

 

Христос эти символы не отрицает, но говорит о том, что хлеб, который Он даст людям, будет давать им не временное поддержание жизни, а жизнь вечную: «ядущий хлеб сей будет жить вовек» (Ин.6:51,58). Соответственно этому и вино Христово приносит не временную радость, а вечную.

 

4. Эти хлеб и вино которые Христос нам предлагает вкушать Он называет Своими телом и кровью или Своими плотью и кровью. Слово «тело» и слово «плоть» в речах Иисуса абсолютные синонимы. Поэтому, напр., у Матфея, Марка, Луки и Павла мы читаем: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое» (Мф.26:17-30; Мк.14:12-26; Лк.22:7-39; 1Кор.11:23-25), а у Иоанна:  «…хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя… если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную… Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин 6:51-56).

 

Для древнего еврея и грека (как впрочем, и для современного англоязычного человека) слово «тело» (евр. [басáр], греч. [сóма], англ. «body») обычно означало всего человек (с душой и телом), и очень редко только материальную составляющую человека. Напр., «вы – тело Христово» (1Кор.12:27); «оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть» (Быт.2:24; Мк.10:8; Еф.5:31), имеется в виду — одно духовно-телесное единство; «предоставьте тела ваши в жертву… Богу» (Рим.12:1), т.е. предайте себя самих на служение Богу.

 

Кровь в Библии, да и вообще в общечеловеческом понимании, является символом, т.е. видимым знаком — жизни. Слово же «жизнь» в Библии очень часто заменяется словом «душа»: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13); «все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; только плоти с душею ее, с кровью ее, не ешьте» (Быт.9:3-5); «потому что душа тела в крови» (Лев.17:10-11). Итак, слова «кровь», «жизнь» и «душа» являются в Библии взаимозаменяемыми: кто положит душу свою = кто отдаст жизнь свою = кто прольет кровь свою.

 

И наконец, в Библии часто встречается выражение «плоть и кровь», напр., «А как мы причастны плоти и крови, то и Он (Христос) также воспринял оные» (Евр.2:14). «Плотью и кровью» в Библии называется человек (с душой и телом), так как он состоит из материи и крови.

 

Так вот, получается, что слова: «это Мое тело и Моя кровь» или «это Моя плоть и Моя кровь» означают: «это Мое тело и Моя душа», или: это «Я и Моя жизнь», или: «это Я целиком и полностью», в любом варианте – «Это Я». Таков был способ выражения.

 

5. Молитву, которую Христос читал над хлебом евангелисты Матфей и Марк называют «благословением», а Лука и Павел «благодарением». Эта молитва по-еврейски называется [берахот] она начитается словом «благословен…», но по содержанию благодарственная, отсюда и два названия её «благодарение» и «благословение». Как напр., молитва данная нам Иисусом тоже имеет два названия «молитва Господня» и «Отче наш».

 

6. О хлебе Христос говорит: «сие есть тело Мое, которое за вас предается» (Лук.22:19), что указывает и предсказывает — смерь Спасителя. О вине говорится «сие есть Кровь Моя за вас изливаемая» (Лк.22:20), что также указывает на смерть Иисуса, да и то, что кровь подается отдельно от тела, как бы отделяется от тела — символизирует смерть. Ну а то, что плоть и кровь «предается» и «изливается», т.е. отдается за учеников (Лк.22.19-20), а у Иоанн «за жизнь мира» подчеркивает добровольность страданий. Интересно, что у Матфея (26:28) и Марка (14:24) говориться «за многих». Почему «за многих», а не «за всех»? Неужели предполагается, что кто-то останется за пределами Божественного искупления? Нет, конечно. Дело в том, что еврейский и арамейский языки (а ведь Иисус произносил Свои слова не на русском и не на греческом языке) не знают отдельного слова для обозначения «все». И в данном контексте слово «многие» как раз имело смысл «все»: неисчислимое, огромное множество, все!

 

7. У Луки и Павла установительные слова Христа содержат заповедь: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк.22:19; 1Кор.11:24-25). В греческом оригинале стоит слово [анамнесис], что значит не воспоминание умом, а актуализацию, т.е. когда мы собираемся на Таинство Тела и Крови Христовой, то Тайная Вечеря становиться сегодняшней реальностью, отсюда слова молитвы перед причастием: «вечери Твоея тайныя днесь…». Вообще слова «познать», «помнить» в Библии означают не умственную деятельность, а «общение», «связь», «единение». Напр., «И познал Адам Еву, жену свою, и она родила сына» (Быт.4:25а); «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх.20:8). Когда мы поднимаем чашу и хлеб на престоле в Церкви, это значит, что Христос приходит вновь и снова наступает ночь Тайной Вечери.

 

 

  Перейти на: Информация для прихожан

 

 

 

Просмотры (464)