Проскомидия.

    

Проскомидия (ВИДЕО).   

    

Проскомидия.

Литурги́я это главное Богослужение суточного Богослужебного круга. За Божественной Литургией совершается таинство Евхаристии (Благодарения). Это великое Таинство любви Бога к человеку было установлено Самим Иисусом Христом на Тайной Вечери (Мф.26:26-29; Мк.14:22-25; Лк.22:19-21; 1Кор.11:23-26). Господь повелел творить это Таинство в Его воспоминание (Лк.22:19). Участвуя в Евхаристии вкушая под видом хлеба и вина Тело и Кровь Христову, мы таинственно соединяемся с Ним и со всей Церковью.

 

Чин Литургии состоит из трех частей: Проскомидии; Литургии оглашенных; и Литургии верных.

 

Первая часть Литургии называется Проскомидией. Слово «проскомидия» в переводе с греческого означает – принесение, т.к. в Древней Церкви христиане изготавливали и приносили с собой в храм хлеб и вино для совершения таинства Евхаристии. Поэтому и сам хлеб употребляемый для совершения Литургии называется «просфорой», т.е. – приношением.

 

Священнослужитель, которому предстоит служить Литургию, должен:

 

— Отслужить вечерню и утреню или просто молитвенно поучаствовать на них и обязательно прочитать тайные светильничные молитвы;

 

— Накануне вечером или рано утром помимо вечерних и утренних молитв прочитать три канона: Господу Иисусу; Божией Матери; и «дневной» (напр., на понедельник — архангелам и ангелам; на вторник — Иоанну  Предтече; на среду — святителю Николаю; на четверг — апостолам; на пятницу — Честному и Животворящему Кресту; на субботу — всем святым). А также канон и молитвы ко Святому Причащению;

 

— Быть примирен со всеми, опасаться питать негативные чувства на кого бы то ни было. Не вкушать пищу после полуночи. Женатый священник должен накануне воздержаться от супружеских отношений. Если какой грех тяготит душу исповедовать его.

   

В современной церковной практике священнослужители, как правило, приходят в храм первыми, а затем к началу Богослужения, а то и после начала в храм подтягиваются верующие. В Древней Церкви дело обстояло иначе: члены общины приходили в храм до начала службы и ожидали входа предстоятеля (епископа или священника), с появлением которого начиналось Богослужение. В наше время такой порядок имеет место только при архиерейском служении, когда архиерей служит «со встречей».

 

Перед началом проскомидии священнослужители у царских врат читают входные молитвы. Эти молитвы называются входными, поскольку они читаются сразу перед входом в алтарь. В них священнослужители прося у Господа прощение грехов, благословения и помощи на совершение священнодействий. Целуют образ Спасителя, целуют образ Богородицы, покланяются ликам всех святых изображенных на иконостасе, разворачиваются лицом к народу и поклоняются всем предстоящим, испрашивая этим поклоном себе прощения у всех, и входят в алтарь, произнося в себе 5 псалом: «Вниду в дом Твой, поклонюся храму Твоему…». И, приступив к престолу, повергают пред ним три земных поклона и целуют на нем пребывающее Евангелие, как бы Самого Господа, сидящего на престоле; целуют потом и сам престол и со словами: «Боже! очисти меня грешнаго и помилуй меня!» приступают к облачению себя в особые священные одежды имеющие духовное значение.

 

Диакон сначала одевает стихарь, а священник подризник – оба эти облачения символизируют собой чистоту души и духовную радость, которые неразлучно должны быть у служителей Господних, поэтому и произносят при воздевании его слова из Писания: «Возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения и одеждою веселия одея мя…» (Ис.61:10). Перед тем как одеть какую-нибудь священную одежду положено поцеловать нашитый на ней крест. А священнику и епископу еще и благословить каждое облачение.

 

Далее диакон берет орарь — узкая длинная лента с нашитыми на ней крестами, которую диакон во время Богослужения носит поверх стихаря на левом плече и подает им знак к начинанию всякого действия церковного, воздвигая народ к молению, певцов к пению, священника к священнодействию, себя к ангельской быстроте и готовности во служении. Орарь символизирует собой ангельские крылья. А сами диакона в Церкви представляет образ ангельского служения. Поэтому иногда на ораре вышиваются слова ангельской песни: «Свят, Свят, Свят» (Ис.6:3; Откр.4:8).

 

Священник же надевает не простой одноплечный орарь, но двухплечный, который, покрыв оба плеча и обняв шею, соединяется обоими концами на груди его вместе и сходит в соединенном виде до самого низу его одежды, знаменуя сим соединение в его должности двух должностей – иерейской и диаконской. И называется он уже не орарем, но епитрахилью – это главное облачение священника, которое символизирует благодать священства полученную служителем Божиим при рукоположении. Образованная из ораря епитрахиль означала, что священник, не теряя благодати диаконского сана, приобретает двойную, по сравнению с диаконом благодать, дающую ему право и обязанность быть не только служителем, но и совершителем Таинств Церкви и всего дела священства. Поэтому и сопровождается одевание её словами Писания: «Благословен Бог, изливающий благодать свою на священники своя, яко миро на главе, сходящее на браду Аароню, сходящее на ометы одежды его» (Пс.132:2).

 

Затем священник и диакон надевают поручи — небольшие короткие нарукавники с крестами, которые стягиваются шнурками у самой кисти руки для сообщения рукам бóльшей свободы и ловкости в совершении предстоящих священнодействий. Поручи символизируют то, что не человеческие руки священнослужителей, а Сам Господь через них совершает Таинства. Веревочки (ленты) которые стягивают поручи символизируют узы Иисуса (которыми он был закован в темнице).

 

Затем священник опоясывает себя поясом сверх подризника и епитрахили, дабы не препятствовала ширина одежды в совершении священнодействий. Пояс символизирует готовность служить Господу и Божественную силу, укрепляющую священнослужителя. Отсюда при надевании пояса читается молитва: «Благословен Бог, препоясуяй мя силою, и положи непорочен путь мой, совершаяй нозе мои яко елени…» (Пс.17:33-34).

 

Наконец священник надевает ризу или фелонь, верхнюю всепокрывающую одежду, которая символизирует всепокрывающую правду, т.е. верность Божию и знаменует багряницу, в которую был обличен страждущий Спасителя (Ин.19:2-5). Ленты, нашитые на ней, изображают потоки крови, которые текли по одежде Христа. Молитва при облачении в фелонь: «Священницы Твои, Господи, облекутся в правду и преподобнии Твои радостию возрадуются» (Пс.131:9).

 

Одетый таким образом в орудия Божии, священник предстоит уже иным человеком: каков он ни есть сам по себе, каким бы достойным своего звания он ни был, но глядят на него все стоящие во храме, как на образ Божий, проводник Божественной благодати. Отсюда почтение, оказываемое во время Богослужения предстоятелю как совершителю Евхаристии, как бы замещающему Самого Христа, сродни тому, которое оказывается священным изображениям: честь, воздаваемая образу-священнослужителю, восходит к Первообразу-Христу.

 

Теперь, по обычаю, пришедшему еще с Ветхого Заве­та, священник и диакон омывают руки  читая 25 псалом: «Умыю в неповинных руце мои и обыду жертвенник Твой, Господи…»; приступают к жертвеннику, который находится в левой части алтарного пространства и начитают проскомидию.

 

Диакон произносит слова обращенные к Господу и к священнику: «Благослови, владыко!» Священник отвечает: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков». Во дни земной жизни Христа большинство молитв начинали, благословляя имя Божие (нередко молитвы назывались просто «благословениями» евр. [берахот]). Точно так же и все христианские чинопоследования начинаются благословением имени Божия. Так как вся проскомидия есть не что иное, как только приготовление к самой Литургии, то и соединила с нею Церковь воспоминание о первоначальной жизни Иисуса, бывшей приготовлением к Его подвигам в мире.

 

Совершается проскомидия вся в алтаре храма при затворенных дверях, при задернутом занавесе, незримо от народа, как и вся первоначальная жизнь Иисуса до выхода Его на общественное служение протекала незримо для народа. Для молящихся же читаются в это время часы – собрание псалмов и молитв, которые читались христианами в четыре важные для христиан времени дня: час первый, когда начиналось для христиан утро, — в это время Иисуса повели от Кайафы в преторию к прокуратору Понтию Пилату и лжесвидетельствовали на Него. Час третий, — когда состоялся суд Пилата и истязания Господа, а также в это время сошел Святой Духа на апостолов. Час шестой, когда Спаситель мира шел на Голгофу и пригвожден был к кресту. Час девятый, когда Иисус испустил Свой дух. Так как нынешнему христианину, по недостатку времени не бывает возможно совершать эти моления в означенные часы, для того они соединены и читаются теперь.

 

В воспоминание чудесного насыщения Христом более пяти тысяч человек пятью хлебами (Ин.6:1-15) для проскомидии употребляются пять просфор – они выпечены из трех вещей: пшеничной муки с закваской, воды и соли; и состоят из двух частей (лепешек): верхней и нижней. Три компонента заключенные в просфоре прославляют Святую Троицу, а также знаменуют трехсоставность человеческой природы. Две части просфоры указывают на соединения во Иисусе Христе двух природ: Божественной и человеческой. На верхней части просфоры изображается крест в знак того, что эта просфора назначена для священного употребления; по сторонам креста она имеет надпись: ИС ХС НИКА – в переводе с греческого языка это означает Иисус Христос побеждает. Для освящения хлеба в Тело Христово используется только одна просфора, потому что один Господь (в древности почти весь хлеб принесенный христианами на Богослужение становился Телом Христовым).

 Проскомидия

Священник сначала благоговейно целует дискос, чашу, копие и лжицу. Потом берет первую из просфор (агнечная просфора) и трижды делает над ней изображение креста со словами: «В воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Из этой просфоры священник вырезает средину в форме куба. Это изъятие хлеба от хлеба знаменует изъятие плоти Христа от плоти Девы Марии, т.е. – рождение Бесплотного во плоти. В проскомидии рождение Христа таинственно соединяется с Его распятием на Голгофе и потому этот святой хлеб называется «агнец» — он изображает Господа Иисуса Христа – Агнца Божия (т.е. жертвенного животного) взявшего на Себя грехи мира ради спасения человеческого рода. А нож, используемый на проскомидии изображает жертвенный, который имеет вид копья и символизирует копье, которым было прободено на кресте тело Спасителя (Ин.19:34). Водружая копие в правую сторону печати, священник произносит слова пророка Исаии: «Яко овча на заколение ведеся», т.е. «как овечка веден был на заклание»; водрузив копие потом в левую сторону, произносит: «и яко агнец прямо стригущаго Его безгласен, тако не отверзает уст своих», т.е. «и как непорочный ягненок, безгласный перед стригущими его, не отверзает уст своих» (ср.: Ис.53:7-8), и т.д. Потом переворачивает его печатью вниз и во знамение крестной смерти Его крестообразно надрезает агнец, произнося: «Жрется Агнец Божий, вземляй грех мира, за мирской живот и спасение» («жрется» от славянского слова«пожрети» — принести в жертву). Священник возлагает Агнец на дискос, который изображает ясли где родился Христос, и протыкает его правую стороны копием, напоминая, вместе с заколеньем жертвы, прободение ребра Спасителя, совершенное копьем стоявшего у креста воина; и при этом произносит: «един от воин копием ребра Его прободе, и абие изыде кровь и вода: и видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его». В это время диакон или сам священник берет красное виноградное вино соединенное с водой и вливает его в потир (образ той чаши, которую Иисус использовал на Тайной Вечери). Таким образом, Церковь воспоминает страдания Спасителя и то, что из прободенного копьем ребра Господа Иисуса Христа истекли кровь и вода (Ин.19:34).

 

Далее священник, взяв вторую просфору с изображением Богородицы (Богородичная просфора), говорит: «В честь и память Преблагословенныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, Ея же молитвами приими, Господи, жертву сию в пренебесный Твой Жертвенник». Вынув копием из просфоры частицу, священник кладет ее на дискос с правой стороны Агнца (от себя — с левой), вблизи от его средины, произнося: «Предста Царица одесную Тебе, в ризы позлащенны одеяна, преукрашенна» (Пс.44:10).

 

Потом взяв третью просфору в воспоминание святых (девятичастная или девятичиння просфора) вынимает из неё девять частиц и кладет их на дискосе с левой стороны Агнца (от себя — с правой) в три ряда, по три в каждом, в честь:

 

  1. (Иоанна Крестителя) «Честнаго славного Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна».
  2. (пророков) «Святых славных пророков: Моисея и Аарона, Илии и Елисея, Давида и Иессея: святых триех отроков, и Даниила пророка, и всех святых пророков».
  3. (апостолов) «Святых славных и всехвальных апостолов Петра и Павла и прочих всех святых апостолов».
  4. (святителей) «Иже во святых отец наших, святителей Василий Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго, Афанасия и Кирилла, Николая Мирликийскаго, Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена Московских, Никиты, епископа Новгородского, Леонтия, епископа Ростовского, и всех святых святителей».
  5. (мучеников) «Святаго апостола первомученика и архидиакона Стефана, святых великих мучеников Димитрия, Георгия, Феодора Тирона, Феодора Стратилата и всех святых мученик, и мучениц Феклы, Варвары, Кириакии, Евфимии и Параскевы, Екатерины и всех святых мучениц».
  6. (преподобных) «Преподобных и богоносных отец наших Антония, Евфимия, Саввы, Онуфрия, Афанасия Афонского, Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского, Варлаама Хутынского, Серафима Саровского и всех преподобных отец; и преподобных матерей Пелагии, Феодосии, Анастасии, Евпраксии, Февронии, Феодулии, Евфросинии, Марии Египетской и всех святых преподобных матерей».
  7. (бессребреников) «Святых и чудотворцев бессребреник Космы и Дамиана, Кира и Иоанна, Пантелеймона и Ермолая и всех святых бессребреников».
  8. (Иоакима и Анны, святого в честь которого освящен храм, и святых дня) «Святых и праведных Богоотец Иоакима и Анны и святаго (его же есть храм и день), и всех святых, их же молитвами посети ны, Боже».
  9. (автора Литургии — Иоанна Златоуста или Василия Великого) «Иже во святых отца нашего Иоанна, архиепископа Константинопольского, Златоустаго (или: «Иже во святых отца нашего Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийския», — если совершается его литургия).

 

Взяв четвертую просфору в поминовение всех живущих православных христиан (за здравная просфора) и вынимая первую большую частицу (за царя (если есть) священно и церковно служителей, и монашествующих), священник говорит: «Помяни, Владыко, Человеколюбче, Святейшыя православныя патриархи и великого Господина и отца нашего, Святейшего Патриарха (имя рек), Господина нашего Преосвященнейшего (имя рек) и всякое епископство православное, честное пресвитерство, во Христе диаконство и весь священнический чин (в монастыре: архимандрита  или игумена нашего — имя рек), братию и сослужебники наша, священники, диаконы, и всю братию нашу, яже призвал еси во Твое общение, Твоим благоутробием, Всеблагий Владыко».

 

Вынимая вторую большую частицу из четвертой просфоры (за всех православных христиан), священник произносит: «Помяни, Господи, Богохранимую страну нашу и православных людей ея». И потом, вынимая из неё маленькие частички (крошки), поминает живых членов Церкви с произнесением слов: «Помяни, Господи, о здравии и спасении раба Божия» (или «рабов Божиих») — имя рек. (Здесь важно заметить, что за всех христиан на каждой Литургии, каждый день, в каждом храме, где она совершается – вынимается общая частица. Поминание записок с произнесением конкретных имен это просто сугубая молитва. И еще, вынутые частицы символизируют крещеного православного человека, поэтому они не вынимаются за некрещеных или не православных, отсюда и запрещается писать в поминальных на проскомидии записках имена таких людей).

 

Все вынутые о здравии частицы полагаются на дискос с нижней стороны Агнца, причем две из них – за священно и церковно служителей и монашествующих, и за всех православных христиан — полагаются выше остальных частиц, вынутых о здравии.

 

Наконец, взяв пятую просфору в поминовение всех усопших православных христиан, и вынимая из нее частицы, священник говорит: «О памяти и оставлении грехов святейших патриархов православных, и блаженных создателей святаго храма сего» (в обители: «святыя обители сея»). И из этой же пятой просфоры, священник вынимает частицы об упокоении почивших: «Помяни, Господи, о упокоении и оставлении грехов раба Божия» (или «рабов Божиих»), — имя рек.

 

К этим двум последним просфорам можно добавить неограниченное число маленьких просфор.

 

Заканчивая поминовение усопших, священник произносит: «Помяни, Господи, и всех в надежде воскресения, жизни вечныя и Твоего общения усопших православных отец и братий наших, Человеколюбче Господи» и вынимает за них общую частицу.

 

Частицы из просфор об упокоении он полагает на дискосе, ниже частиц, вынутых за живых.

 1Проскомидия

Закончив поминовение усопших, священник снова берет четвертую просфору и вынимает из нее частицу за себя со словами: «Помяни, Господи, и мое недостоинство и прости ми всякое согрешение, вольное же и невольное».

 Проскомидия

Таким образом, вокруг сего хлеба, сего Агнца, образующего Самого Христа, собрана вся Церковь Его, и торжествующая на Небесах, и воúнствующая здесь (Все вынутые из просфор частицы (за Деву Марию, святых, живых и усопших) в конце Литургии, после причащения, ссыпаются в потир со словами: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих»).

 

Диакон берет кадильницу и, вложив в нее ладан, приносит к священнику, говоря: «Благослови, владыко, кадило». Священник, благословляя кадило, читает молитву: «Кадило Тебе приносим, Христе Боже наш, в воню благоухания духовного, еже приемь в пренебесный Твой Жертвенник, возниспосли нам благодать Пресвятаго Твоего Духа». Каждение в храме во время молитвы появилось еще в ветхозаветные времена (Исх.30:34-37) и совершается в новозаветной Церкви с апостольских времен.

 

Священник, взяв развернутую звездицу – символизирующую Вифлеемскую звезду светившую над Младенцем, поднимает ее над кадилом так, чтобы она была окажена дымом кадильным; поставляет ее на дискосе, над Агнцем, и произносит при этом слова: «И пришедши, звезда, ста верху, идеже бе Отроча» (Мф.2:9).

 

Далее обкадив первый покров, покрывает им святой хлеб с дискосом, произнося 92 псалом: «Господь воцарися, в лепоту облечеся…» — в котором воспевается дивная высота Господня. И, обкадив второй покров, покрывает им святую чашу, произнося: «Покры небеса добродетель его, и хваления его исполнь земля» (Авв.3:3). И, взяв потом большой покров, называемый святым воздухом, покрывает им и дискос, и чащу вместе, взывая к Богу:  «Покрый нас кровом крилу Твоею, отжени от нас всякаго врага и супостата, умири нашу жизнь, Господи, помилуй нас и мир Твой и спаси душы наша, яко Благ и Человеколюбец».

 

Таким образом, святой хлеб — изображает новорожденного Младенца Христа, жертвенник — вертеп, дискос — ясли, в которых был положен Младенец Христос, звездица — звезду, которая привела волхвов в Вифлеем, покровцы — пелены, которыми был повит Спаситель.

 

Отошедши немного от жертвенника, священник и диакон поклоняются воплощению Христову, как поклонялись пастухи и волхвы новорожденному Младенцу, и кадит иерей пред жертвенником, изображая этим каждением то благоухание ладана и смирны, которые были принесены вместе с золотом волхвами. И читает молитву: «Боже, Боже наш, пославший нам Небесный Хлеб, пищу всего мира, нашего Господа и Бога Иисуса Христа, Спасителя, Искупителя и Благодетеля, благословляющаго и освящающаго нас, Сам благослови предложение сие и приими во свыше-небесный Твой жертвенник: помяни, как Благой и Человеколюбец, тех, которые принесли, тех, ради которых принесли, и нас самих сохранив неосужденными во священнодействии божественных тайн Твоих».

 

Далее открывается завеса царских врат, диакон или священник помышляя о земном рождении Того, Кто родился прежде всех веков, присутствует всегда повсюду, кадит крестовидно престол, обходя его со всех сторон и читая тихо: «Во гробе плотски, во аде же с душею, яко Бог, в раи же с разбойником, и на Престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй, Неописанный» — эти слова относятся ко Иисусу в период от смерти до воскресения. Затем кадит алтарь и, выйдя северными дверьми, кадит иконостас (сначала царские врата, образ Спасителя, затем Пресвятой Богородицы, правую и левую стороны иконостаса), храм и молящихся — чтобы наполнить благоуханием весь храм и поприветствовать всех, собравшихся на святую трапезу любви.

 

Совершив полное каждение, диакон возвращается в алтарь, отлагает в сторону кадило, подходит к иерею, и оба вместе становятся перед святым престолом, три раза поклоняются, читают молитву «Царю Небесный» и произносят дважды песнь, которой приветствовали ангелы рождество Христово: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». Так заканчивается основная часть проскомидии и начитается Литургия оглашенных. Но  поминовением членов Церкви — Небесной и земной, то есть изъятие частиц из просфор за здравие и упокоение, может продолжаться до Литургии верных. На Херувимской песни делаются последние поминания, совершается еще одно каждение приготовленных даров и на этом окончательно заканчивается проскомидия и начитается Великий вход.

 

 

  Перейти на: Информация для прихожан

 

 

 

 

Просмотры (441)